serg07011972 (serg07011972) wrote,
serg07011972
serg07011972

Categories:

Очередной пример того, как ФСБ РФ уничтожает высокотехнологичный русский бизнес

«Это месть за отказ платить деньги фээсбэшникам за крышевание бизнеса»

Сын «русского Илона Маска» — о деле отца, замученного в СИЗО, и о том, почему никогда не вернется в РФ:

[Spoiler (click to open)]

https://www.znak.com/2021-02-25/denis_pshenichnyy_o_zamuchennom_v_sizo_otce_biznesmene_i_sobstvennom_ugolovnom_presledovanii






В середине февраля Кировский районный суд Санкт-Петербурга зарегистрировал дело о мошенничестве в особо крупном размере при выполнении контракта с Минобороны РФ. Среди обвиняемых — финансовый директор АО «НовИТ ПРО» Валерий Пшеничный, которого в 2018 году нашли мертвым в СИЗО. Znak.com поговорил об этом уголовном деле и обстоятельствах смерти бизнесмена с его сыном Денисом Пшеничным, который также является одним из обвиняемых по этому делу и уже почти два года находится в международном розыске.

Денис ПшеничныйПредоставил Денис Пшеничный

чного-старшего, которого называли «русским Илоном Маском», по заказу завода «Адмиралтейские верфи» разрабатывала 3D-модели подводных лодок «Варшавянка», с помощью которых можно дистанционно управлять ремонтом кораблей. Похожего проекта раньше не было ни в России, ни в мире. В 2018 году после выхода из отпуска бизнесмен обнаружил пропажу 100 млн рублей со счетов фирмы и заподозрил в краже гендиректора Андрея Петрова. После возбуждения уголовного дела Петров пошел на сделку со следствием, после чего Пшеничный попал в СИЗО. Через две недели его нашли мертвым. Официальной причиной смерти Валерия Пшеничного Следственный комитет назвал самоубийство, но проведенная позже экспертиза зафиксировала на теле более 40 ссадин и колото-резаных ран, 19 меток от ударов током, а также признаки сексуального насилия со следами семенной жидкости неизвестного мужчины.

— Дело о хищении средств у Минобороны передали в суд. Ваш отец там фигурирует как обвиняемый. Почему дело в отношении него не закрыли?

— Мы отказались от закрытия дела. Если мы его закрываем, значит, признаем вину. Наша сторона какие-либо хищения не признает. Мы продолжаем отстаивать позицию, что все это было сфальсифицировано.

Фээсбэшники целенаправленно занимались вымогательством. В тот момент, когда они получили от нас ответ, что никакие взятки мы не готовы платить, начали это лживое уголовное дело с мошенничеством.

Контракт завершен, мы все обязательства выполнили. Министерство обороны подписало, что оно все получило и претензий не имеет. Сейчас они говорят, что модель недостаточно четко проработана и поэтому якобы невозможно ее использовать. Во-первых, на выездной проверке Минобороны выступал контр-адмирал Игорь Зварич, глава технического управления ВМФ России, он сказал, что все активно используется. Во-вторых, все ведомства написали, что претензий не имеют. У нашей стороны есть все доказательства, проблема в подконтрольных фээсбэшникам следователях. Пока не знаю, к сожалению, кто это курирует.

— В суде будут участвовать адвокаты, представляющие ваши интересы?

— Безусловно.

— Когда в деле появились вы? В чем именно вас обвиняют?

— Меня обвиняют в том, что я был знаком со всеми финансовыми махинациями, сопровождал их и имел отношение к распределению денег. На тот момент я работал в другой компании, там даже даты не сходятся.

По сути, это месть следователя за мои слова о том, что он незаконно посадил отца, которого потом убили [в СИЗО], и после этого еще он над нами издевался. В день похорон выписывал повестки о явке. Якобы нам срочно необходимо прийти, а иначе он вызовет отряд ОМОНа, нас заломают, привезут и будет статья о неповиновении.

Все это я ему высказал.

— И после этого разговора начались проблемы?

— У меня лично да. Я спрашивал, зачем он меня вызывает, он вилял: «У нас тут маленькие несостыковочки, нужно, чтобы вы дополнили показания».

Я говорю: «Если вам что-то интересно, готов вам по телефону ответить. На хрена я к вам поеду, чтобы меня убили, как папу?» Через полтора месяца увидел документы, в которых было видно, что процесс [против меня] запустили через две недели после этого.

Валерий и Денис ПшеничныеВалерий и Денис Пшеничныепредоставлено Денисом Пшеничным


— Вас просили дать показания против отца?

— Да. Было сказано, «чтобы никаких проблем не было у нашей семьи», я должен прийти и подписать бумагу, что я видел папу, [главного инженера «Адмиралтейских верфей»] Глеба [Емельченкова] и [гендиректора «НовИТ ПРО» Андрея] Петрова и слышал их диалог о похищении денег и распределении между собой ролей. Похоже, я единственный был, кто знал всех троих, а они знали меня.

— Были какие-то более открытые угрозы?

— Они говорили завуалированно. Исключением был случай, когда обыск проводили у папы дома. Это я знаю только по словам мамы.

У папы висело много пиджаков, они сказали: «Тебе они больше не потребуются, только гроб два на полметра». К маме обратились так: «У вас ведь есть сын? А вы знаете, как умер сын главного инженера „Адмиралтейских верфей“? От передозировки наркотиками. Вам сын дорог? Не будете с нами сотрудничать, разное может произойти».

Еще одна угроза прозвучала уже после обыска. Когда папу уводили к машине, сказали: «Все, прощайся с домом. Ты его видишь в последний раз, больше сюда не вернешься». Все остальное было более обтекаемым: «если вы не хотите проблем», «ничего хорошего у вас не будет»… На случай, чтобы в случае диктофонной записи нечего было предъявить.

— После смерти Валерия Пшеничного все-таки возбудили дело по статье о доведении до самоубийства. Следствие продолжается?

Окончание читать здесь: https://www.znak.com/2021-02-25/denis_pshenichnyy_o_zamuchennom_v_sizo_otce_biznesmene_i_sobstvennom_ugolovnom_presledovanii


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments

Recent Posts from This Journal