serg07011972 (serg07011972) wrote,
serg07011972
serg07011972

Category:

100-летие битвы русских против красных за Ростов

Оригинал взят здесь: [Spoiler (click to open)]https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=3413249068746068&id=2193390610731926

Белые

Ровно 100 лет назад, в Рождественские дни 1920-го года под Ростовом развернулось ожесточенное сражение между 1-м Добровольческим корпусом генерал-лейтенанта Кутепова и конной армией Буденного.

Силы сторон изначально были неравны, большевицкая конница даже без учета пехоты и артиллерии в несколько раз превосходила по численности поредевший в беспрерывных боях корпус Кутепова, в который были сведены остатки Добровольческой армии.

Белые сражались отчаянно, город обороняли Дроздовская дивизия генерала Витковского, конная бригада генерала Барбовича, в которую были сведены остатки 5-го конного корпуса и потрепанная Терская бригада генерала Топоркова, всего не более 4-5-и тысяч человек.

Резерв составляла Корниловская дивизия полковника Скоблина, которая 8-го января была отправлена к Новочеркасску с целью отбить город и вернулась в Нахичевань уже после прорыва красной конницы, о чем я уже писал и еще расскажу более подробно.

Остальные части корпуса были переправлены на противоположный берег, Алексеевская дивизия заняла позиции под Батайском, где находилась ставка Главнокомандующего ВСЮР генерала Деникина. Марковцы же после недавней трагедии под Алексеево-Леоново сами нуждались в пополнении и отдыхе, для чего были переведены в Уманьскую станицу, где располагался резерв Главнокомандующего.

Тем не менее, на протяжении нескольких дней добровольцам удавалось не только сдерживать натиск красной конницы, но и в некоторых местах переходить в контратаки. Так всего за несколько часов до падения Ростова Дроздовская дивизия и конная бригада генерала Барбовича смогли серьезно потеснить противника.

И все же в ночь на 9-е января 1920-го года конница Буденного при поддержке пехоты и артиллерии смогла смять позиции Топоркова и ворваться в Нахичевань. Белые были вынуждены отступать, а вперемешку с немногочисленными частями двигались бесконечные вереницы гражданских обозов. Многим приходилось идти по льду из-за того, что оба моста были захвачены красными, так завершался исход, под утро оба города окончательно опустели.

Кутепов сразу же послал Скоблину приказ оставить город и перейти Дон через Александровскую переправу, но связи не было и распоряжение не дошло. Имя на руках предыдущий приказ занять позиции на правом фланге бригады Топоркова, Корниловская дивизия вошла на улицы Нахичевани и внезапно оказалась практически в безвыходной ситуации.

Впереди шел 2-й Корниловский полк полковника Пашкевича, составлявший авангард дивизии. Именного его разъезды первыми вошли в Нахичевань и натолкнувшись на противника, донесли о том, что в городе красные. Первыми в атаку на красную конницу ринулись добровольцы из конного дивизиона, они понимали, что не вернутся, но они сбили заслоны красных и ценой своей жизни, пробили дорогу пехоте.

Разгорелся ожесточенный уличный бой, обстрел был со всех сторон, но прорваться к своим можно было только через Нахичевань. А тем временем красные, наступая со стороны Новочеркасска, догнали самый малочисленный 3-й Корниловский полк под командованием капитана Игнатия Игнатьевича Франца.

Вскоре сражение гремело со всех сторон, казалось, что шансов на спасение уже нет, прорваться и выбить красных с мостов было практически нереально. В этот момент командир дивизии полковник Скоблин вспомнил про небольшой деревянный настил, располагавшейся в Нахичевани и во главе одной из рот бросился к нему, чтобы опередить красных и не дать его уничтожить. Ситуация ухудшалась тем, что не имея связи, казаки приняли корниловцев за красных и открыли по ним огонь с противоположного берега, пытаясь при этом уничтожить настил. Под обстрелом Скоблин с группой офицеров прорвался на южный берег и потушил огонь, побежавший по соломе.

Вслед за этим через Дон начали переправляться подводы с раненными и беженцами, а также артиллерия, у которой уже практически не было снарядов и 1-й Корниловский полк. 2-й Корниловский полк расположился около переправы и прикрывал ее от большевиков, 3-й Корниловский полк отражал атаки со стороны Новочеркасска.

На рассвете 9-го января красная конница пошла в атаку, но была разбита на улицах Нахичевани, где из-за мороза она не могла применить пулеметы, а затем под огнем белых была вынужденно карабкаться по обледеневшему крутому берегу. Вскоре все было кончено, горы трупов буденовцев лежали вперемешку с убитыми лошадьми, остальные были взяты в плен вместе с пулеметами.

Тогда на корниловцев обрушилась пехота еврейского полка (был и такой), которая шла вперед под прикрытием броневика. Однако и эти горе-вояки не смогли сбить 2-й Корниловский полк с позиций, он отразил все атаки противника, захватил броневик и затем вслед за 1-м Корниловским полком с боем перешел на противоположный берег.

3-му Корниловскому полку капитана Франца повезло меньше, прикрывая своих со стороны Новочеркасска, он был вынужден принять бой с превосходящими силами противника и теперь уже никак не успевал пробиться к деревянному мосту. Тогда командир полка принял единственное возможное решение отступить вдоль берега и переправиться по льду у станицы Александровской.

Последним во главе одного из батальонов покидал Нахичевань капитан Франц - человек выдающейся храбрости, он одним из первых вступил в Корниловский полк еще на полях сражений Первой Мировой войны и прошел через ад двух лет Гражданской войны, а во время отступления вывел свой полк из под Фатежа к Ростову. К 1920-му году он оставался одним из немногих еще живых ударников, пришедших в полк при Митрофане Осиповиче Неженцеве. Именно ему было суждено получить смертельное ранение на льду Дона во время переправы. В его лице корниловские части понесли невосполнимую потерю.

И все же не смотря на тяжелейшее положение, Корниловская дивизия была спасена. Один из батальонов 1-го Корниловского полка расположился на южном берегу для охраны переправы, а остальные его батальоны вместе со смененным 2-м Корниловским полком заняли северо-западную часть Батайска. 3-й Корниловский полк потеряв своего командира, остановился на отдых в станице Ольгинской.

Сам Скоблин сразу же отправился к генералу Кутепову. Полковник уже знал, что приказ об отступлении был, но ему пакет вручили только после переправы. В бешенстве он начал рассказывать Кутепову о том, что потерял в стажении 600 человек. Генерал скорбно покачал головой, обнял корниловского командира и ответил, что его Добровольческий корпус потерял половину своего состава, после чего приказал Скоблину готовиться к обороне Батайска.

Тем временем в самом Ростове велись последние бои, дроздовцы и конница Барбовича мужественно отражали атаки буденовцев и 33-й стрелковой дивизии красных. Однако уже было понятно, что город не удержать и после завершения эвакуации обоза с беженцами и раненными добровольческие части перешли на противоположный берег по льду Дона.

После переправы Дроздовская дивизия генерала Витковского остановилась в большом селе Койсуг, расположенном рядом с Батайском. Здесь поредевшему Добровольческому корпусу и казакам предстояло стоять на смерть и не пускать красных на южный берег Дона.

Впрочем, окончательно Ростов красные заняли только 10-го января. Впереди еще было февральское освобождение, но прежнего блестящего Ростова больше не было. Большевики разграбили город и добили тех, кто не успел переправиться вместе с белыми, так трагически завершилась история былого Ростова, дошедшего до нас только в воспоминаниях, картинах и старых вещах.

И все же белая борьба продолжилась, большевики были остановлены под Батайском, но об этом в моих следующих публикациях.

Царствие небесное и вечная память героям антибольшевицкого сопротивления!




Денис Романов.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments