July 14th, 2021

Видео Презентации журнала «Вопросы национализма» №33, посвящённого Константину Крылову

На втором заседании Крыловского интеллектуального клуба состоялась презентация нового номера «Вопросов национализма». Выпуск посвящён памяти Константина Анатольевича Крылова:






Господа, свершилось! В свет вышел 33-ий номер культового журнала "Вопросы национализма". Редакция определила главную тему выпуска лаконично - "КРЫЛОВ"
О роли Константина Крылова в политической и культурной жизни РФ высказались видные деятели русского движения и друзья Константина.
Также в выпуске затрагиваются темы положения русских сегодня и в истории. Приобрести журнал и ознакомиться с полным содержанием вы можете по ссылке ниже. Цена - 300 рублей.
Ссылка на магазин Фонда Крылова 👉🏻 https://shop.krylov.ru/
Винни-Пух

пандемия не вынесет двоих


Одна прививочная кампания нагоняет другую. Не дожидаясь выполнения дерзновенных планов по антиковидным прививкам, Роспотребнадзор ставит перед россиянами ещё более грандиозные цели!

Collapse )
El juez Garzón

Эволюционный тупик суждения

Разсмотрим итерационную модель яблоневого сада.

Предположим, что у деревьев есть мозги, чтобы осознавать происходящее, и воля, чтобы управлять своим плодородием. Собственно, "мозги" и "воля" это практически синонимы.

Первая итерация. В яблоневый сад пришли люди и собрали все яблоки. Ни одной косточки не посадили. Яблони осознают очевидный понесённый ими ущерб и безполезность урожая текущего года.

Вторая итерация. Яблони решают, что поскольку все яблоки всё равно идут неизвестно куда, родить их нет смысла. Осенью урожая нет.

Третья итерация. Люди осознают, что яблони не плодоносят, и вырубают сад.

В реальности яблони интенсивно плодоносят через год (может быть, на дольшее время им не хватает памяти? Шутка.) Если людям это известно, то для прихода к стадии "вырубка" нужно больше итераций, чем три. Но для настоящего разсуждения это не требуется.

Как яблони могут избежать уничтожения? Им нужна память поколений, в той или иной форме - как собственное предание или как сведения, полученные из доверенного источника. Если они будут знать, что люди не только собирают яблоки, но и сажают новые яблони по мере выбытия старых, картина мира может позволить яблоням придти к выводу, что с людьми у них взаимовыгодный симбиоз и что плодоносить всё же имеет смысл. Те яблони, которые не придут к такому выводу, умрут.

Но если памяти поколений и заслуживающего доверия источника информации нет, то яблоням остаётся только простейшая рефлексия, и её результаты гибельны.

Это случилось с русской деревней в начале большевицкого правления. К власти пришли неизвестно кто (память поколений, работавшая в отношении царской власти, в этом случае отсутствует). Новые власти говорят о своих целях что-то, напоминающее бред сумасшедшего (заслуживающий доверия источник информации отсутствует). При этом силой изымается весь хлеб вообще. Логичное действие - перестать сажать больше минимальной потребности. Логичное действие со стороны большевицкой власти - уничтожение русской деревни.

В реальности мы не можем достоверно сказать, стали ли бы большевики уничтожать русское крестьянство, если бы то продолжало сеять "под продразвёрстку" в полном объёме и в годы НЭП продавало бы хлеб по заниженным большевиками ценам. (Хотя при выполнении первого условия НЭП, возможно, не был бы введён). Я полагаю, что большевики начали бы истребление русского крестьянства в любом случае, поскольку у них имелись задачи, не связанные с простым получением хлеба от деревни. Но это вопрос дискуссионный и выходящий за рамки обсуждаемого.

Необходимо вспомнить и ещё один способ решения конфликта: лишение яблонь разума. Большевики пошли и по этому пути, создав советскую систему образования и агитации, препятствовавшую появлению у людей способности осознавать происходившее. Правда, этот способ в качестве побочного эффекта имеет снижение урожайности и падение качества яблок. Невозможно без потерь перевести осознаваемый созидательный процесс в неосознаваемый.

Я могу сделать вывод: отношения, построенные на одной лишь способности объективного суждения, крайне хрупки и нуждаются в "ручной", то есть насильственной, правке. Без традиции и памяти простые, хотя и формально объективно верные, оценки могут быть крайне неадекватны. Винить в этом саму способность к суждению несправедливо: она делает что может. Преступление состоит в разрушении традиции и памяти. Революционные изменения опрощают общество, оставляя работоспособный, но ограниченный индивидуальный разум наедине с волками.

Опрос:После статьи «Об историческом единстве русских и украинцев» присоединит ли Путин Украину к РФ?

На днях за авторством Путина вышла статья «Об историческом единстве русских и украинцев»: [Spoiler (click to open)]http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/66181



У всех приличных людей слова не расходятся с делом. Если человек Чести что-то сказал - обязательно сделает. И только шпана из подворотни бросается словами "для понтов". В связи с этим я хочу провести опрос:

Poll #2112064 После статьи «Об историческом единстве русских и украинцев» присоединит ли Путин Украину к РФ?

После статьи «Об историческом единстве русских и украинцев» присоединит ли Путин Украину к РФ?

Да, присоединит
4(6.9%)
Нет, не присоединит
44(75.9%)
Затрудняюсь ответить
3(5.2%)
Свой вариант ответа - в комментарии
7(12.1%)


  • salery

Такая разная рациональность

Одна из самых важных вещей – адекватное понимание существа того или иного явления, человека, политического режима и т.д. Но именно с этим дело обстоит обычно плохо. Если в отношении единичного лица разобраться бывает нетрудно (легко допустить, что это придурок или сумасшедший), то относительно сообществ обычны различные иллюзии, предполагающие наличие в их деятельности рациональных мотивов или хотя бы житейского здравого смысла.

Не ангажированному той или иной "большой идеей" человеку бывает трудно представить, что такие сообщества (партии, конфессиональные объединения и т.п.) и соответственно, создаваемые ими государственные режимы могут руководствоваться совершенно иными, чем соображения практической пользы и целесообразности, ценностями. "Ну не могут же они…", "Должны же они понимать…". Да еще как могут. Потому что у "них" другие приоритеты.

В 20-30-х подобная наивность многим «бывшим» в Совдепии довольно дорого обошлась. Причем остается только удивляться, насколько некоторые из них в этой наивности были укоренены. Был, скажем, один очень видный химик, с самого начала большевицкой власти абсолютно лояльный (и настолько в том отличившийся, что, когда ему все-таки пришлось бежать, прошедшие Гражданскую войну его сыновья-офицеры, отказались с ним встретиться).

Ему приходилось слышать откровения функционеров соввласти: "Буржуазные специалисты нам нужны, говорить не приходится, но только до поры до времени; как только наши партийцы от них научатся всей премудрости, мы их выведем в расход; теперь мы поступаем с ними подобно коровам, предназначенными на убой: хорошо обращаемся, лучше кормим и содержим, а когда будет надо, то расправимся с ними, как и с другими буржуями".

Но ухитрился не придать им значения, полагая, их чем-то типа частной инициативы (между тем, как показали события 1928-1931 и последующих лет они отражали генеральную линию исключительно точно). Не особо впечатлили его ни расстрелы его знакомых из смежных сфер, ни сообщение доброжелателя, в какой последовательности будут «брать» людей его окружения, прежде его самого (решился он бежать лишь когда в соответствии с этим предсказанием до него оставалось одно звено).

Такая беспечность может показаться глупой, но она имела рациональные оправдания в представлениях о собственной лояльности и значимости для «народного хозяйства». Мысль о том, что уничтожение «буржуя» в конечном счете важнее, чем польза от его дальнейшего использования, казалась «бывшим» вследствие непонимания ими существа господствующей идеи слишком экзотической. Однако эта мысль также не была лишена рациональных оснований: идея-то была такова, что для ее торжества ликвидация «неправильных» людей действительно была важнее любых иных соображений.