May 6th, 2021

Пионер и педерасты

Милостивые государи, вы опять обосрались! (с)

Россия (и Вагнеровцы) в Центральной Африке
Россия (и Вагнеровцы) в Центральной Африке - II

Сколько лет в этом блоге говориться про не понимание ведущих информационное обеспечение действий России лиц, чем они занимаются; контроль информационного потока; предоставление альтернативных точек зрения и преступное в информационный век  оставление поля боя противнику?

Collapse )
Винни-Пух

примирение с коммунистическим злом

+ + +

К. Крылов: «... Да в том-то и весь секрет. Русский такой - он зла не помнит. Не то чтобы даже прощает зло (прощение - действие сознательное), а вот именно что не помнит. И ежели гадить ему понемножечку, каждый раз помалу, то обобрать его можно полностью и целиком, - а потом-то можно будет уже и оттянуться и покуражиться, благо "уже не встанет". Ну а ежели встанет и опять как-нибудь выберется - тоже не страшно. Память-то коротенькая. Всё простит и забудет на радостях. Потому, соответственно, всё и можно.

Традиционализм — это, скажем так, нечто противоположное такому вот "без памяти прощенью". Традиция — это Память, и - прежде всего - память о содеянном против нас зле».

+ + +

Тов. Корнев написал заметку на открытие памятника «Примирения» в Севастополе:

«Белые» и «красные» ролевики примирились в общей ненависти друг к другу.

По мнению автора между собой грызутся какие-то бело-красные маргинальные «ролевики», тьфу на них. А разумным (пост)советским людям надо бы, наконец-то, примириться с (исторической) Россией.

Ну, чего им советским людям надобно, это они пусть сами решают. Надо ли смиряться с коммунистическим злом нам, русским, вот настоящий вопрос.

Для начала осмотрим памятник.

Collapse )

Правоприменительная практика в борьбе с короновирусом ломает правовые аксиомы из кинематографа

Татьяна Шабаева заметила:[Spoiler (click to open)]https://www.facebook.com/tatiana.shabaeva/posts/4021998794562573



ПсихКовид.jpg

Было время, когда я любила смотреть западное кино про то, какое должно быть правильное правосудие. Почерпнула оттуда несколько замечательных, очень мне нравящихся концептов:

1. Burden of proof - бремя доказывания. Концепт и юридический, и философский. Если ты вбрасываешь новую идею, меняющую статус-кво, -- ты должен доказать её состоятельность. Пример: недостаточно сказать "шашлычники разносят заразу, проклятые шашлычники, ату их, ату, закрывай парки!" - нет, ты должен ДОКАЗАТЬ состоятельность своих слов. Именно ТЫ должен, именно НА ТЕБЕ, рвущемся изменить статус кво, лежит бремя доказывания. А шашлычники не обязаны доказывать.

2. Reasonable doubt - разумное сомнение. Даже если допустить, что какой-то шашлычник может что-то там разнести - означает ли это, что запрет шашлыков и закрытие парков сделают лучше? Или, с учётом всех обстоятельств, есть в этом разумные сомнения? Даже если допустить, что какие-то масочки что-то уловят - означает ли это, что принуждение к ношению масок en masse принесёт пользу, или, с учётом всех обстоятельств, есть в этом разумные сомнения?
И вот пока разумные сомнения есть - доказательство не состоялось и насильственные изменения внедрять не следует.
Collapse )

"Девятаев": Режиссер без киноязыка

Известный русский культуролог, историк и социолог Олег Кильдюшов написал замечательную рецензию на последний фильм кинорежиссёра Тимура Бекмамбетова "Девятаев":[Spoiler (click to open)]https://www.facebook.com/oleg.kildyushov.5/posts/2013725682099891




Сходили с друзьями в кино на широко рекламируемый фильм «Девятаев» авторства Тимура Бекмамбетова. Посмотрели и остались в смешанных чувствах: с одной стороны, визуальный продукт оказался вполне смотрибельным (минут на 20), однако все что касается дискурсивно-смысловой стороны традиционно для постсоветских картин развалилось, не начавшись. Создается такое впечатление, что создатели просто не знали, как наполнить два часа экранного времени, помимо знаменитой истории угона «Хенкеля» с острова Узедом.
По сути, в фильме нет экспозиции – т.е. зритель ничего не узнает о жизненной траектории протагониста. Между тем, это могло быть довольно интересно с точки зрения исторической антропологии советского: как простой деревенский парень попадает в военную элиту СССР, становясь летчиком-истребителем. Ведь Михаил Девятаев был тем самым «сталинским соколом», на которого высшее политическое руководство и весь советский народ возлагали надежды на случай войны. Как мы сейчас знаем, эти надежды оказались тщетными:
Collapse )